Июль 1, 2014

Поделиться:

Антарктида — континент дружбы и взаимопомощи

«Антарктида – континент уникальный, и каждая сезонная экспедиция тоже является уникальной, поскольку постоянно меняются ледовые и погодные условия, поэтому нельзя сказать, что экспедиция прошла в плановом режиме», — отметил Владимир Бондарчук.

  • Начальник 59 сезонной Российской антарктической экспедиции Владимир Бондарчук
  • Фото: ПРОВЭД

Первая станция, на которую прибыл «Академик Федоров» – традиционный пост – станция «Прогресс», здесь прошли плановые работы без всяких эксцессов. Затем была станция «Мирный», и «приключения» начались уже после нее, когда судно прибыло на полевую базу «Оазис Бангера». «Здесь вступили в действие ледовые условия Антарктики: ближе, чем на 180 километров, нам подойти не удалось, льды не пустили. Поэтому доставка людей для проведения научных исследований проводилось с помощью вертолетов. Хорошо, что техника нашего советского, российского производства после 5-летнего перерыва на «Оазисе Бангера» работала: удалось и дизель-электростанции завести, и реанимировать вездеходы. Работы были проведены в целом все, получены необходимые результаты, которые сейчас обрабатываются. Но погодные условия здесь были экстремальные, и очень хорошо, что удалось запустить эти дизельные электростанции, потому что людей несколько дней не удавалось вывезти с научной станции. Но поскольку все работало, теплом и питанием люди были обеспечены, то все прошло нормально», — рассказал начальник экспедиции.

Следующая полевая база была – «Ленинградская», которая располагается в уникальном месте: на хребте, который обрывается в одну сторону на 200-220 метров. «В качестве примера того, какая она, Антарктида, я могу рассказать о своем первом визите туда. Была сформирована группа в составе 10 человек и взят небольшой дизель-генератор. Ясная, солнечная погода, расстояние – 240 километров, ближе не удалось подойти. Группа высаживается, проводим обследование, работы, все, что запланировано, было сделано, погода продолжает оставаться ясной. И вдруг из-за хребтов появляется небольшой сгусток как бы тумана, облака, но ветер при этом ветер дует в другую сторону. Но через 10 минут (а вертолет уже в воздухе, я его вызвал, 240 километров – это где-то 1:20-1:25 полета) ветер меняется на 180 градусов, накрывает полностью, и в 20 метрах мы уже не видим друг друга. Вертолет прилетел, сделал несколько кругов, приземлиться не смог, и ему пришлось улететь обратно на судно «Академик Федоров». К вечеру стало рассеиваться, опять был вызван вертолет, даже какое-то «окошко» появлялось, но не успели, пришлось остаться ночевать там. И только на следующий день наладилась погода, и удалось вылететь с этой станции. Вот такие вот фокусы Антарктида нам устраивает», — поведал Владимир Бондарчук.

Далее кругосветное плавание продолжалось до базы «Мак-Мёрдо»: это было интересная программа по замене людей с «Востока» через американскую станцию. «Работы была проделана в запланированные сроки, отношения с США – с начальником этой базы и другими – были рабочие, вся обстановка была очень корректная, но не хватало какой-то душевной теплоты, которая нам, как русским людям, очень хочется», — отметил руководитель 59-й экспедиции, добавив, что после проведения комплекса работ начальник американской станции написал благодарственное письмо с предложением продолжить в дальнейшем сотрудничество в таком варианте, который был.

После станции «Мак-Мёрдо» была станция «Русская»: это очень ветреная станция, которая является сейчас сезонной полевой базой. К ней удалось подойти поближе — на расстояние 35-37 километров от «берега». «Там стоит автоматическая метеостанция, и когда мы показания, оказалось, что максимальные ветра, которые были в мае прошлого года, составили 93,5 метра в секунду», — сказал Владимир Бондарчук.

Далее маршрут пролегал на станцию «Беллинсгаузен», где экспедиция также оказалась в достаточно сложных условиях. Необходимо было снабдить станцию топливом, но погода была штормовая, однако все-таки «окно» было найдено, и работы были проведены. Затем было изменено задание, и «Академик Федоров» отправился вместе с научно-экспедиционным судном «Академик Трёшников» работать на станцию «Новолазаревская». «И здесь Антарктида проявила себя в полной мере, — рассказал начальник арктической экспедиции. — По плану мы должны были там 3-4 дня поработать и все закончить, но в итоге были там 21 день. Из-за погодных условий из этих дней только порядка 5 дней были рабочими: примеру, в первый день ветер достигал 42-45 метров в секунду, и я первый раз увидел, что на главной палубе судная почти до потолка был снег: пришлось организовывать авральные работы, задействовать экспедиционный состав, и лопатами расчищать судно.

  • Капитан научно-исследовательского судна «Академик Трёшников» Сергей Лукьянов
  • Фото: ПРОВЭД

Экстремальная ледовая обстановка

«Основной задачей моего научно-исследовательского судна «Академик Трёшников», как и «старшего брата» «Академика Федорова», является продолжение деятельности Российской антарктической экспедиции и выполнение комплекса всевозможных работ в полярных районах Мирового океана, в данном случае, Южного океана», — отметил в свою очередь, капитан научно-исследовательского судна «Академик Трёшников» Сергей Лукьянов, продолжая рассказывать о 59-й сезонной экспедиции.

По словам капитана, особенностью этого рейса стала нестандартная ледовая обстановка. «Станция «Новолазаревская», где мы работали, была в «припае» («припай» — неподвижный лед около берега, который не откололся), который обычно должен скрываться и выноситься в океан и, таким образом, обеспечить судну достаточный маневр, чтобы стать к барьеру («барьер» — это ледовый континент, причал — прим. ред.) и в установленные сроки провести все необходимые операции. Этого не случилось. Припай был протяженностью 18 километров от берега-барьера в сторону моря и толщиной вместе со снежных покровом до 3 метров. Это было существенным препятствием для работы. И, естественно, гидрометеоусловия: из 21 дня у нас только 5 дней были рабочими. Мы работали на пределе: ветер 35-40 метров в секунду был привычном явлением, когда накрывало и невозможно было работать ни авиации, ни на палубных механизмах и так далее. Поскольку мы к барьеру не подошли, то пришлось проводить грузовые операции на припае. Все участники рейса, которые присутствовали на борту (на разных этапах было от 88 до 140 человек), работали в едином порыве. Но, несмотря на то, что было существенное препятствие и определенные задержки по срокам, мы выполнили и обеспечили снабжение топливом и продукцией станции зимовочного и сезонного состава», — рассказал капитан.

Но и это еще не все приключения: еще при проходе Новолазаревской станции лопасть одного из двух винтов «Академика Трешникова» погнулась, после чего судну потребовался ремонт. Однако в Южно-Африканском Кейптауне не оказалось свободных доков, и поэтому судно на одном двигателе отправилось к немецкому «Бремерхафену», где и была заменена погнутая лопасть.

Дружба народов

«Антарктида – континент, открытый для международного сотрудничества, и Договор об Антарктике позволяет это делать. Зимовать без взаимопомощи просто невозможно, и все те люди, которые там работают — и научное сообщество и техническая поддержка — взаимодействуют друг с другом. Во время этого рейса происходило то же самое. В районе станции «Прогресс» есть индийская станция «Бхарати», а непосредственно к ним примыкает, буквально в 500 метрах, китайская станция «Чжуншань». Когда туда приходят российские научно-экспедиционные суда, конечно, контакты происходят:  и мы посещаем их станции, и они посещают наши суда. И, естественно, происходит взаимопомощь. В частности, например, при работе в сложных условиях на станции «Новолазаревская», когда нужно было при минимуме времени обеспечить выгрузку топлива, причем топливо не только для работы станции, но и для обеспечения международной авиационной программы ДРОМЛАН, то есть необходимо было выгрузить очень большой объем авиационного топлива, индусы пришли на помощь. В этих экстремальных условиях мы имели небольшое количество тары, всего 4, для выгрузки топлива, и индусы нам дали свои емкости – еще 4, после чего наши 2 вертолета смогли работать беспрерывно. В этом же сезоне на той же самой станции погода препятствовала работам по очистке и подготовке взлетно-посадочной полосы, поэтому также была организована взаимопомощь с станцией «Бхарати»: заваливало буквально 2-3 дня, за высота снежного покрова доходила до 2-3 метров, а самолеты должны были летать по граф, поэтому индусы и свою технику предоставили, и сами помогали. Вся Антарктида — это континент дружбы и взаимопомощи, и здесь никто и никогда делит: это ваше, а это наше. Всегда всем помогаем», — сказал в заключении начальник экспедиции Владимир Бондарчук.

После того, как пресс-конференция закончилась, и журналисты окружили участников, Владимир Бондарчук рассказал забавную историю о том, как однажды контейнеры, которые дали индусы, из-за погодных условий пришлось оставить на припае, и, когда через несколько дней за ними вернулись, их на месте не оказалось. Кусок припая откололся, и его унесло течением. Позже льдины с контейнерами нашли недалеко от российской базы «Восток». Владимир Бондарчук с еще одним членом экипажа сходили на разведку, точно определили координаты, после чего тары вернули на станцию.

 

Материалы по теме:

В бюджете не оказалось места для Антарктики

©